mrs_mcwinkie2: (Default)
Я постаралась уместить в этот пост все оставшиеся картины из Уфицци (короткий пост о выставке деревянной скульптуры будет отдельно). Поэтому дальше будет много картинок и мало слов ;).
Андреа Ванни 1390-1400. Сиенский мастер, очевидно, находился под влиянием Симоне Мартини, а получилось очень даже хорошо.


Read more... )
mrs_mcwinkie2: (Default)
Продолжаю флешмоб от [livejournal.com profile] _corso_ Начало здесь.

Dieric Bouts (1415 - 1475). Картинка взята здесь
mrs_mcwinkie2: (Default)
Рассматривая портреты канцлера Николя Ролена (1376–1462), я пыталась понять, какой же он был в жизни. Хейзинга в "Осени средневековья" дает ему совершенно безжалостную характеристику:

" Современников более всего поражало возвышение канцлера Никола Ролена, выходца из низов, достигшего высочайшего положения в качестве юриста, финансиста и дипломата. Крупнейшие бургундские договоры с 1419 по 1435 г. были делом его рук "Он имел обыкновение самолично управлять всем и все обдумывать и решать самовластно, будь то дела войны, мира или финансов". Он скопил не слишком безупречными методами несметные богатства, которые расходовал на всякого рода пожертвования. Люди, однако, говорили с ненавистью о его алчности и высокомерии, ибо не верили в благочестивые чувства, побуждавшие его делать такие пожертвования. Ролен, столь благочестиво преклоняющий колена на луврской картине Яна ван Эйка, которую он предназначал для своего родного города Отена, и столь же благочестиво коленопреклоненный на картине Рогира ван дер Вейдена, заказанной для больницы в Боне, неизменно считался человеком, для которого существует только земное. "Он всегда собирал урожай только лишь на земле, — говорит Шателлен, — как будто земля дана была ему в вечное пользование, в чем рассудок его заблуждался; но он не желал устанавливать ни меры, ни грани в том, чего близящийся конец уже являли взору его преклонные лета". А Жак дю Клерк говорит: "Означенный канцлер почитался одним из мудрейших людей королевства в отношении преходящего, ибо если коснуться духовного, то здесь я умолкаю"."

Вроде все ясно, и Александр Зорич остроумно называет канцлера - Черномырдиным Бургундии (неизвестно, правда, был ли он таким же "златоустом" :)) , однако и поныне существует госпиталь (строго говоря сейчас там музей, госпиталь переехал в 1971 г.) во французском городе Beaune основанный супругами Ролен. Этот госпиталь, похожий на дворец,  построенный в 1443 году после окончания Столетней войны,  был предназначен для бедных, рожениц, сирот, инвалидов, а также работал как хоспис. Для ухода за больными Николя Ролен создает специальный религиозный орден-братство. Во владения госпиталя также входили свои виноградники и солеварни (полученные по завещанию от канцлера).

Что же произошло со столь далеким от богобоязненности, жестким, честолюбивым,  и, возможно, не чистым на руку всемогущим канцлером? Почему вдруг он занялся меценатством, поддерживал художников, а потом и вовсе принял участие в абсолютно благотворительном проекте - госпитале?  Шерше ля фам...:)

В 1421 году сорокапятилетний будущий канцлер (таковым он стал в 1422 году), дважды вдовец, женится третьим браком (кстати сказать, все его браки были чрезвычайно выгодные) на восемнадцатилетней Гигоне де Салинс (1403-1470), из древнего богатого бургундского дворянского рода (солеварни это ее приданое) . На картине Рогира ван дер Вейдена она изображена некрасивой и немолодой женщиной... но именно после женитьбы на ней Николя Ролен занялся меценатством и благотворительностью. Брак оказался для него счастливым,  в госпитале на многих плитах выбит его новый девиз "Seulle" - Единственная.  После смерти Ролена Гигоне полностью посветила себя госпиталю, там же в часовне она и похоронена.

Если опять посмотреть на Ван Эйковскую картину  можно заметить, что между канцлером и Мадонной протекает река, через которую перекинут мост...Перешел ли он через этот мост? Может быть госпиталь и стал той луковкой...

Портреты Николя Ролена:

Ван Эйк 1435.


Рогир ван дер Вейден. The Last Judgment Polyptych (detail) (между 1446 и 1452)
Миниатюра Рогира Ван дер Вейдена 1447. Третий слева Николя Ролен



Взято отсюда. Большие французские хроники Симон Мармион (1420-1489) Герцог Бургундии Филипп Добрый получает рукопись от аббата Гийома (канцлер Ролен стоит слева от Филиппа)


Витраж в госпитале. В нижних углах донаторы канцлер и его жена. Прошу прощения, за размер, на маленьком ничего не видно.


Здание госпиталя, шедевр готической архитектуры.

Картинка отсюда

Монограмма Николя Ролена и его жены на полу Зала Бедных. Если приглядеться, то можно прочесть девиз Seulle - "Единственная"; так Ролен относился к своей Гигоне. Фото взято отсюда.

Вот она - Гигоне де Салинс.


Ван Эйк "Мадонна канцлера Ролена".

mrs_mcwinkie2: (Default)
Давненько я не рассматривала здесь подробно всякие замечательные картины. Сегодня хочется посмотреть  "Мадонну канцлера Ролина" из Лувра (Ян ван Эйк 1435).
Эжен Фромантен, который так украшал мои предыдущие посты о Ван Эйке и Мемлинге об этой картине почти не пишет, вот разве, что сравнивая ее с другой картиной "в ней та же драгоценная законченность и такая же тонкость наблюдения деталей. Наивная светотень, окутывающая маленькую луврскую композицию, совершенная правдивость и особая идеализация, достигнутая тщательной работой руки, красота исполнения, неподражаемая прозрачность красок, смесь кропотливой наблюдательности и мечты, сквозящей в дымке полутеней." (Старые мастера 1876 г)

Не желая утомлять и повторять то, что можно найти во множестве в интернете (об этой картине кто только не писал, википедия вот ;)) предложу лишь отрывок из книги Йохана Хейзинга "Осень средневековья" (1919 г.).  Для настроения.

Он пишет менее поэтично,  чем Фромантен, но именно для описания этой картины он приводит очень милый отрывок из Дюран-Гревиля: "Если кто-либо, привлекаемый любопытством, будет настолько неосторожен, что подойдет слишком близко, ну тогда все!
Он останется в плену до тех пор, пока напряженное внимание его не ослабнет; его восхитит тонкость деталей; он будет разглядывать, завиток за завитком, корону Девы Марии, это словно пригрезившееся творение ювелирного искусства; фигурку за фигуркой и группы, которые — не отягощая их — заполняют капители колонн; цветок за цветком, лист за листом, все это изобилие фона; изумленный взор его откроет, между головкой божественного младенца и плечом Девы, в городе с остроконечными крышами домов и изящными колокольнями — громадный собор с многочисленными контрфорсами, широкую площадь, перерезанную надвое лестницей, по которой поднимаются, сходят, бегут бесчисленные тонкие мазки кисти, которые суть не что иное, как живые фигурки; его взгляд обратится к мосту, на который, как на спину ослу, нагружены группы людей, толпящихся там и сталкивающихся друг с другом; он последует вдоль изгиба реки, которую бороздят утлые лодчонки, а посредине, на островке, меньшем ноготка младенца, обрамленный деревьями, возвышается замок сеньора, украшенный множеством башенок; его взгляд перенесется влево, к усаженной деревьями набережной, где прохаживается и гуляет народ; он то и дело будет устремляться вдаль, преодолевая одну за другой вершины зазеленевших холмов, задерживаясь на мгновенье на далекой линии заснеженных гор и теряясь затем в бесконечности бледно-голубого неба, где рассеиваются летящие облачка" "..."И на склоне дня, за минуту до того, как голоса смотрителей положат конец вашему созерцанию, взгляните, как этот шедевр преображается в нежных тонах заката; как его небо делается все глубже и глубже и как основная сцена, цвета которой рассеиваются, погружается в бесконечную тайну Гармонии и Единства.."

А сам Хейзинга пишет чуть ниже так:"Так проявляется эффект "безудержной разработки" в живописном искусстве. Художник, прежде всего именно этот художник, в пределах пространства, не достигающего и половины квадратного метра, оказался в состоянии дать волю своей неуемной страсти к детализированию (уж не следует ли счесть это выполнением назойливых требований несведущего набожного заказчика?), утомляя нас не более, чем если бы мы взирали на естественный ход самой действительности. Ибо все это остается доступным единому взгляду; сами размеры изображения уже накладывают ограничение; проникновение в красоту и своеобразие картины в целом не требует умственного напряжения: многочисленные подробности заметны не сразу либо они тотчас же улетучиваются из сознания, сказываясь лишь на колорите и перспективе."


А теперь посмотрим, о чем это они ;)) (все с сайта http://www.wga.hu/frames-e.html?/html/e/eyck_van/jan/index.html, там можно посмотреть в очень сильном увеличении).





mrs_mcwinkie2: (Default)
The Adoration of the Christ Child
Follower of Jan Joest of Kalkar (Netherlandish, active about 1515


Рассмотреть детали можно по ссылк
А вот, как поступают в Пушкинском музее... зла на них не хватает. Тот же автор, тот же сюжет, скопировать толком никак, а ссылка вот.
mrs_mcwinkie2: (Default)
Сегодня мне хочется рассказать вам о раке св. Урсулы, расписанной фламандским художником Гансом Мемлингом (1433 /1435 Зелигенштадт - 1494 Брюгге). О Мемлинге я уже немножко писала здесь. И опять я буду цитировать Фромантена (1820-1876г.) французского живописца, писателя и историка искусств, хотя  именно эта работа ему не очень нравилась :). Но так хочется повторить некоторые прекрасные, сочные и поэтические цитаты из книги "Старые мастера". Вот как Фромантен в целом характеризует Мемлинга "самобытный, единственный, непорочный и чарующий, как цветок, корень которого невозможно отыскать и который не дал побегов."  

"История Мемлинга, как ее рассказывает предание, оригинальна и трогательна. Молодой художник, состоявший после смерти ван Эйка при дворе Карла Смелого, молодой солдат, участник швейцарских и лотарингских войн, сражавшийся при Грансоне и Муртене, в довольно жалком состоянии возвращался во Фландрию. В январский вечер 1477 года, в один из тех морозных дней, какие наступили после поражения при Нанси и смерти герцога, он постучался в двери госпиталя св. Иоанна, прося крова, приюта, хлеба и ухода. Все это ему было дано. Оправившись от усталости и ран, Мемлинг в следующем году в уединении гостеприимного госпиталя, в тиши его монастырского дворика взялся за «Раку св. Урсулы», затем написал «Обручение св. Екатерины» и другие маленькие диптихи и триптихи,   находящиеся там и сегодня.
К несчастью,— и как жалко!— весь этот прелестный роман — только легенда, от которой надо отказаться. В действительности Мемлинг — просто бюргер, житель города Брюгге, занимавшийся, как и многие другие, живописью. Обучался он ей в Брюсселе, а самостоятельно начал работать в 1472 году. Жил он вовсе не в госпитале св. Иоанна, а, будучи довольно зажиточным человеком, имел дом на улице Синт-Йорис; умер он в 1494 году. 
Впрочем, несмотря на опровержения историков, до сих пор охотно представляешь себе Мемлинга за работой в госпитале св. Иоанна, сохранившем его произведения. И когда видишь их в глубине этого странноприимного дома, оставшегося неизменным до сих пор, окруженного крепостными стенами, на сыром, узком, поросшем травой перекрестке, в двух шагах от старой церкви Богоматери, невольно и с еще большей силой веришь тому, что они созданы именно здесь, а не в другом месте."

Читать дальше и смотреть раку. )
mrs_mcwinkie2: (Default)
Когда-то на выставке фламандцев я увидела и очень полюбила этот портрет. Купила открытку и теперь он у меня всегда стоит перед глазами на книжной полке. Он прекрасен сам по себе, но мне он еще дорог тем, что он очень похож на моего любимого актера - Виктора Авилова. И глаза, и нос, и волосы и овал лица. И такие же длинные изящные пальцы. Ну почти что он :). Только совсем из другого времени.
Сами посмотрите (сделала скан с открытки).
Постоянно портрет проживает в Staatsgalerie Burghausen (на их сайте, правда, предполагают, что его написал баварский мастер... так что единой точки зрения даже на происхождение автора нет). А вот год есть - 1485. 


Нет, ну совершенно невозможно-прекрасный молодой человек.
mrs_mcwinkie2: (Default)
Хочу сегодня вместе с вами посмотреть картины Герарда Давида (Gerard David 1460 - 1523 Брюгге). Опять один из фламандских "примитивистов" или, как их чаще называют у нас, представителей "северного возрождения". Очень меня зацепила одна его картина из музея Брюсселя. "Madonna and Child with the Milk Soup". На ней Мадонна кормит младенца не грудью, а  вовсе даже кашей (на мой взгляд это именно она) с ложечки. Очень трогательное впечатление от такой вроде бы обыденной сцены.
Сегодня я решила - поставлю-ка я эту картину... и вдруг к моему удивлению выяснилась, что у Давида на этот сюжет совсем не одна картина, а  то ли четыре то ли пять. Одна другой лучше. Вот все что нашла. Может быть две и повторы (фотошопные), я как-то не до конца разобралась. Смотрим и радуемся. :) Обязательно надо смотреть детали, например пейзаж в окне, цветы, кувшин.... А еще мне кажется, что Мадонна на всех картинах одна и та же и младенец тоже. Интересно. Я расположила картины не в хронологическом порядке, а просто так, как расположились, сорри. :))


Read more )
mrs_mcwinkie2: (Default)
Давно не вывешивала красивых картин. Вот вам из Milan Veneranda Biblioteka Ambrosina, Pinacoteca
"Мадонна с младенцем". Неизвестный фламандский мастер ок. 1440-1450.




Это скан с открытки... так что качество увы прихрамывает.

Profile

mrs_mcwinkie2: (Default)
mrs_mcwinkie2

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 06:32 am
Powered by Dreamwidth Studios